О глобально-единообразном англо-американском мировом порядке и его следствиях (on the global homo Anglo world order, its origin and its implications)

English original: https://gmachine1729.com/2018/11/22/on-the-global-homo-anglo-world-order-its-origin-and-its-implications/.

Translated by Xiqing Li.

English-Russian side by side: GMachine’s-article-18.11.25.

Russian text below.

У меня есть один весьма умный и необычайно политически-проницательный “белокостно-англосаксонский” американский друг, который занимал наивысшие, или, как минимум, близкие к наивысшим, места в элитных математических состязаниях. Он однажды сказал мне следующее:

«В мире, управляемом китайцами или японцами, таковые были бы богатой верхушкой, но в основном оставляли бы остальных в покое, кроме как для извлечения из них денег. В мире, управляемом белыми, половина таковых стремится завоевывать, а половина – помогать. В мире, управляемом евреями, таковые систематически искореняли бы любые надежды на его прекращение.»

Я считаю, до того как он это сказал, я все еще был несколько в полудреме относительно данной темы. Вероятно, подсознательно, я был в курсе, но сознательно – нет. И, со временем, мое понимание ее, в особенности последней фразы, становится лишь более выраженным. В некотором смысле, то, о чем она повествует, в значительной степени уже происходит.

Нравится ли, нет ли, но Америка до сих пор является наиболее могущественной, или хотя бы наиболее политически влиятельной в мире страной. И поскольку те самые евреи уже плотно контролируют наивысшие эшелоны самых влиятельных организаций Америки, таких как Голдман-Сакс, как Гугл, как Гарвард, а все они неустанно вбирают в себя людей и влияют на них, а на элиты в особенности, по всей планете, до точки невозвращения, или, по меньшей мере – возвращения затруднительного, то можно сказать, что вышеуказанный гипотетический сценарий уже весьма сильно воплотился.

В 20-м веке Америка стремилась привносить, и привносила, элиты других стран в свою систему и порядок, в гораздо большей степени чем любая другая крупная страна. Советский Союз до некоторой степени делал то же самое, как зачинатель социалистической системы, которую он стремился интернационализировать, но едва ли спорно, что даже во время относительного подъема Советского Союза, уровень “советизации” мира был гораздо меньшим, чем американизации, а тем более после развала Союза. Китай в настоящее время влиятелен, и становится все более влиятельным, но его положение позднеприбывшего и, в куда большей степени, его иная культура делают более-менее невозможным прямое глобальное политическое и культурное влияние в том виде, в каком его оказывала Америка, и, в более широком смысле, англо-американский мир. Ожидают, что Китай станет, со значительным отрывом, крупнейшей экономикой мира, одновременно обладающей бесспорно мирового уровня наукой, техникой и армией, включая остов из инновационных способностей и мощностей, самое позднее – к концу нынешнего столетия. Но трудно вообразить реальную китаизацию мира. Китай – для китайцев прародина, в отличие от Америки – новосозданной иммигрантской страны, основанной на отнятии земли и идее белого превосходства; массового переселения в Китай просто-напросто никогда не позволят. В то же время, китайские язык и культура слишком отличаются от таковых остального мира, чтобы распространяться в нем, по той же причине, что и английский язык не распространился в Китай, хотя на рубеже 19-20-го веков куда более современный и могущественный Запад поставил Китай на колени с легкостью, если сослаться на результаты Ихэтуаньского восстания. Сложно предвидеть что-либо иное, кроме сильной степени изоляции китайцев материкового Китая, что верно и для восточно-азиатских народов в целом, но, тем не менее, для материковых китайцев гораздо выраженнее – из-за диаметрально противоположной политической идеологии, в дополнение к расе, языку и культуре.

Для каждого мало-мальского циника разумно предполагать, что в англо-американском мире существовали и существуют до сих пор влиятельные политические силы, стремящиеся необратимо вобрать в англо-американскую систему Китай, в недвусмысленно подчиненном положении. Это уже было достигнуто в случае Кореи, а также и Японии – в качестве части послевоенного соглашения. И они надеялись, что сходное могло быть проделано с Китаем. Стратегией для этого являлась, и является до сих пор, культивация значительной части китайской элиты и населения в целом, которые действовали бы так, чтобы неотторжимо привязать Китай к Америке, с тем, чтобы ликвидировать любую надежду на то, что Китай всерьез оспорил бы место Америки на мировой арене. Это утвердило бы положение Америки как мирового лидера, а в качестве производной, утвердило бы еврейское мировое господство.

Вырисовывается такая закономерность: еврейские элиты поощряют иммиграцию в Америку. Опять же с позиции циника, это является механизмом передачи во всем остальном мире американской культуры и влияния, что разрушали бы способность конкурирующих стран и идеологий оспорить господствующую американскую. Америку евреи уже завоевали. Даже если иммигранты и/или их потомки осознали бы, что в Америке они всегда будут подчинены евреям, составляющим верхушку, при существующей американской системе по-настоящему оспорить этого они не смогут. Они не могут сформировать в Америке собственной армии, а евреи не будут давать им действительной политической власти. В либерально-демократической Америке установится застой, в виде фактически кастовой системы.

Согласно одному из китайских профессоров, чего еврейские элиты наиболее боятся, так это политически властных персон, в контексте недавнего безграничного продления пребывания Си Цзиньпина у власти. В демократическом обществе, когда президент, или председатель, или кто-либо, меняется через немного или несколько лет, евреям совершенно на вас начхать, потому что политическая основа у вас очень слаба. Они больше боятся политически властных персонажей, подобных Гитлеру, подобных Путину, которые имели бы способность нарушить многие еврейские планы.

Демократия в реальности является формой политической посредственности, которая не допускает ничего слишком крайнего. Она в худшем случае неэффективна или, в случае России 90-х, катастрофична, а в лучшем случае, неспособна добиться чего-либо впечатляющего. В случае диктатур с сильным идеологическим фундаментом, наихудшее – это нацистская Германия и имперская Япония (обе объективно очень крепкой компетенции) или, возможно, Пол Пот (весьма отличающийся по природе), тогда как наилучшими были СССР до упадка и Народная Республика Китай, достигшие чудес, и обе – крайне успешные. Конечно, существует множество относительно посредственных и блеклых малых “диктатур”, в тех местах, до которых большей частью людям дела нет. Смысл в том, что диктатура определенной формы наиболее благоприятна для серьезной идеологии, воззрений, организованности и эффективности, а потому – для радикальных политических перемен, в естественно иерархическом человеческом обществе. На них требуется время, а отсюда и важность долгого срока пребывания у власти, по меньшей мере 10 лет, для политически властной фигуры с отчетливым курсом. Подобно тому, как кто-либо, кто остается и сосредоточивается в одной области или на одной работе 10 лет, в общем достигает гораздо большего, чем несосредоточенный летун.

Как уже упоминалось, сопутствуют либеральной демократии в англо-американском мире поддержка или, по крайней мере, терпимость к расовому или культурному разнообразию – в смысле проживания людей различного расового происхождения и культурного воспитания на одной и той же земле, а как следствие этого, некоторая степень расового смешения. Ирония в том, что неизбежное снижение разнохарактерности культур при распространении англо-американских языка и культуры на другие расы на самом деле существенно снижает глобальную генетическую и культурную изменчивость. В процессе этого, оно до некоей степени отравляет саму англо-американскую культуру, но даже в большей степени, это – форма глобальной культурной и политической монополии завоеванной уже евреями системы. То, что перед нами происходит – это уже, по сути, систематическое уничтожение надежды на прекращение мира, в значительной мере управляемого евреями. Это – создание еще более необратимой посредственности, в основе побуждаемой желанием закрытой, окопавшейся элиты сосредоточить власть, которая может быть уподоблена культурной и политической стерилизации других, для уничтожения их силы.

Подводя итог, согласно такой аргументации, сионисты уже вовлечены в процесс того, что в основе является порчей или разрушением цивилизации, дабы гарантировать, чтобы их власть продолжалась бы бесконечно. Для них, силы, все еще независимые от контролируемой ими англо-американской либерально-демократической системы, главным образом Китай и Россия, должны быть стерилизованы и кастрированы любой ценой, любыми средствами. Это означает, что любые “диктаторы”, связанные с этими двумя странами, должны очерняться сверх всякой меры. Это означает, что хотя Советский Союз в существенной степени спас мир от осуществлявшего Холокост нацизма, его решающий вклад в союзническую победу во второй мировой должен быть стерт из историографии, а его заслуга – передана американской стороне, представляющей в настоящее время Израиль.

Андрей Мартьянов написал для страниц Унц Ревью следующее:

«Существуют российские левые и китайские левые, и по сравнению с левыми Запада они выглядят совершенно иначе. Но можно пойти дальше: так называемые левые Запада в действительности не являются левыми – этот ярлык им дают люди, практикующие псевдонауку. Реальностью и движущей силой для левых на Западе является не столько марксизм, к которому левые Запада взывают, когда им это выгодно, а, до сих пор, старый добрый либерализм. Левые Запада являются апогеем либерализма, это его конечная форма, которая совершенно раздробила общество и, тем самым, подорвала его основы. Соединенные Штаты были превосходной страной для этого; настолько же превосходной, как, например, для организации индустрии Холокоста и распространения его как зелья вины, дабы применять в качестве инструмента принуждения, с навязыванием той же практики разрушенной войной Европе ее якобы “освободителями”. Они также являются превосходной страной для подрыва ее международной и оборонной политики, поскольку Соединенные Штаты не представляют, что такое НАСТОЯЩАЯ война. Даже ярый русофоб Ричард Пайпс открыто признал это. В конечном итоге, Соединенные Штаты так и не сформировались как истинная нация. Во многих отношениях, расхожая в Америке “история” России 20-го века настолько единообразно увязывается с “еврейством” (не касаясь очевидного невежества пишущих ее) потому что это – проецирование собственного комплекса неполноценности. Россия преобразовывала евреев, евреи преобразовывали Соединенные Штаты, и это неравенство будет продолжать существовать, и вот оно-то сильно досаждает многим из тех “белокостников” в США, которые принуждены сталкиваться с тем фактом, что Россия не продалась евреям, тогда как Соединенные Штаты в настоящее время по сущности управляются ими в ключевых областях национальной деятельности. Эта мантра, “Россия – СССР – большевики – евреи – ГУЛАГ”, нужна в качестве терапии для очень многих американцев, чтобы вытеснить мысль о том, что они, да и другие, продали свою страну именно этим же самым евреям. Особенно же – на фоне когда-то великой страны, буквально превращающейся в мультикультурную клоаку третьего мира, с мрачными, или отсутствующими вовсе перспективами. Печально, особенно при взгляде на чисто американское явление: широких слоев преданных Израилю христиан-сионистов – самого веского доказательства несформированности Америки в качестве сплоченной нации.»

О чем он в сущности говорит здесь – что в отношении культуры англо-американцы настолько слабый народ, что евреи в Америке умудрились перехватить средства массовой информации, культуру и политику у “белокостных”, превосходящих их числом как минимум 10 к одному. С другой стороны, Россия преобразовывала евреев и держала их в русле российских интересов, несмотря на то, что доля еврейского населения в России была гораздо большей. Китайцы, небезосновательно, считаются у сионистов гораздо большей угрозой, благодаря инаковости китайской культуры, в дополнение к компетентности китайцев. Для еврейского паразита было бы просто невозможным слиться с китайской средой, и потому-то паразитом быть в ней он не в силах. В сущности, еврейской стратегией было использовать слабую и уязвимую англо-американскую культуру, и с тех пор как они успешно захватили это общество-хозяина, обильное по мощи и ресурсам, они используют его для инфицирования других мощных обществ, культурно куда более сильных, в надежде также потопить их в глобально-единообразном англо-американском мировом порядке.

Еще раз, быть устранено изнутри это еврейское господство в Америке никоим образом не может. Если даже истина и будет осознана, те, кто настроены против, но уже погружены в американскую систему, практически ничего не могут сделать для ее изменения, поскольку захват евреями высших эшелонов власти в стране, уже преобразованной в многокультурную демократию, сделал организацию и инициирование внутренней революции невозможными. Поэтому, если требуются перемены, изменение обязано прийти извне. Если требуются перемены, данное общество-хозяин должно быть таким, чтобы его внутренний порядок и плодовитость были истощены достаточно, чтобы изнутри оно рассыпалось и обрушилось. Вместе с ним затем умрет и паразит, не могущий жить без своего хозяина.